НИКОЛАЙ II «КРОВАВЫЙ?» «КРОТКИЙ?»

   Не желающий помнить прошлое, отвергающий его, переписывающий его в угоду очередным недолговечным властителям, подобен стоящему лицом к стене – сказал древнекитайский мудрец Конфуций (551-479 гг. до Р.Х.). Эти слова, сказанные в седой древности, являются актуальными, как никогда ранее, в наше «смутное время». Страшные потрясения, пережитые нашим, чтобы ни говорили, общим Отечеством начиная с 1917 являются предметом как серьезных исследований так и идеологических спекуляций. Рукой «исследователя» движет либо приверженность к той или иной идеологии, или вульгарный заказ какой-либо политической партии или властной структуры.

   Учебник по истории не может быть правдивый, потому что исторической правды не существует, как и объективной истории. Есть лишь факты и историческая теория – чьи-то оценки и суждения. Поэтому детей нужно научить различать, что является фактом, а что – теорией. Пусть они знакомятся с разными оценками этих фактов и делают собственные выводы – считает В.Мисан заслуженный учитель зав. кафедрой всемирной истории в Университете г. Ровно.

   Мы согласны с его мнением, с тем усложнением, что вышесказанное касается не только детей, но и взрослых. Особенно тех, которые живут на «изломе времен» – смене одной социально-экономической формации на другую и, соответственно, крушение идеологии и идеалов. Грубо говоря: белое становится черным и наоборот… Руководствуясь вышесказанным, мы решились непредвзято рассказать о страшном преступлении XX века, зверском убийстве царской семьи и их верных слуг в г. Екатеринбурге в ночь с 16 на 17 июля 1961 г. Наша статья – лишь документальные материалы, и каждый кто ее прочтет, волен делать выводы согласно своему разумению… Могут спросить, к чему об этом вспоминать: «дела давно минувших дней». В следующем году – 100-летие, «патина» времени покрыла и жертв, и их убийц. Но ведь в этом году 100-летие «Великого Октября», и юбилей нынешнего года, предтеча юбилея года следующего… К словам Конфуция можно добавить мудрое китайское высказывание: «Прежде чем тронуть прошлое, хорошо подумай, чтобы оно не разорвало тебя, когда проснешься»… Думается, надо копаться в прошлом, чтобы не нажить себе проблем в настоящем и будущем. Так что яростных споров, «навешивания ярлыков» в преддверии 25X/7XI 2017г. не избежать. А эта дата, основа следующей 4/17X 2018г… Автор не является ни монархистом, ни демократом, однако он презирает так называемые «общечеловеческие ценности», импортируемые с Запада. Он – православный христианин, славянский патриот. С этой позиции и прошу рассматривать мою статью.

  

   Две правды. Одна из них «правда».

   О трагедии последнего государя, его семьи и верных слуг написано немало. И в бывшем СССР, и на Западе. При сопоставлении материалов выделяется закономерность. Советские историки чернили жизнь и бесславный конец Николая Кровавого, давали достойный отпор буржуазным фальсификаторам, которые старались и стараются представить его безвинной жертвой. Западные-же историки, в основном, объективно оценивают события жизни государя. Особенно большое значение имеют воспоминания современников тех трагических дней, как западноевропейцев, так и наших эмигрантов. Вот они-то и составят основу нашего материала. И еще: советские историки наделяют Николая II эпитетом – «Кровавый». Эмигранты и народная память – «Кроткий». Кто прав? Где истина?

   Плеяда советских историков П.Щеголев, М.Касвинов и им подобные, вдалбливали в головы граждан бывшего СССР ту «истину», что Николай «Кровавый» расстрелян по постановлению Уральского областного Совета, и что Бюро ЦК большевиков и Ульянов-Ленин были поставлены перед свершившимся фактом. Вот как описывает это событие М.Касвинов  в книге «Двадцать три ступени вниз» – Официальное сообщение о приведении в исполнение приговора Уральского Совета поступило в Президиум ВЦИК 18 июля. Вечером в Кремле заседал Совет Народных Комиссаров под предводительством В.И.Ленина… вошел в зал… Я.М.Свердлов… наклонился к Ленину и что-то ему сказал. Владимир Ильич объявил: – Товарищ Свердлов просит слова для сообщения… – Я дожжен заявить следующие. Из Екатеринбурга получено сообщение о том, что по постановлению Уральского областного Совета, там расстрелян бывший царь Николай Романов. Как установлено, он хотел бежать. К городу подступают чехословаки. Заседавший сегодня Президиум Всероссийского Центрального исполнительного Комитета постановил: решение и действия Уральского Совета признать правильными. На минуту воцарилось молчание. – Перейдем к постатейному чтению проекта о здравоохранении, – предложил Владимир Ильич.

   Такую «правду» должны были знать советские люди. А вот ПРАВДА скрывается от них. «Второй человек» после Ленина Лейба Бронштейн (Троцкий), записал в «Дневнике» – В один из коротких наездов в Москву – за несколько недель до казни Романовых – я мимоходом заметил в бюро ЦК, что ввиду плохого положения на Урале следовало бы ускорить процесс царя. Я предполагал открытый судебный процесс… следующий мой приезд в Москву выпал уже после падения Екатеринбурга. В разговоре со Свердловым я спросил – Да, а где царь? – Кончено, – ответил он, – расстрелян. – А семья где? – И семья с ним. – Вся?–спросил я. – Вся, ответил Свердлов, – а что? – А кто решал? – спросил я. – Мы здесь решали. Ильич считал, что нельзя оставлять им живого знамени…

   Большевистское правительство побоялось сообщить стране и миру, что казнена вся семья. Было объявлено, что казнен только сам царь, а семья эвакуирована в другое место. Это делалось для того, чтобы оправдать Ленина, ведь и дураку должно быть ясно, что ни один провинциальный Совет не посмел бы действовать самовольно в таком ответственном решении, как вопрос об убийстве царской семьи.

   С начала и до конца существования СССР коммунисты выставляли Ленина как своего вождя, «божество». Когорта талантливых, а чаще бесталанных мастеров советской культуры сделала немало для обоготворения образа «вождя мировой революции». Изо всех сил наводили на него и его близких «хрестоматийный глянец». Мы смотрим на понятие национальности согласно народной мудрости: «В семье не без урода». Национальность человека для нас не имеет значения, фактического и исторического. Но зачем же скрывалась и скрывается правда о национальности Ульянова-Ленина? О социальном статусе его семьи? Какое это имеет значение? Очень большое! – Кровь – великое дело! – сказал Воланд в «Мастере и Маргарите». Именно на генетическом уровне и далее в «детстве, отрочестве, юности» закладывается программа жизненной позиции человека, его идеалов, убеждений. И очевидно, это наглядно сказалось на отношении Ленина к екатеринбургскому убийству.

   Отец Ленина родился в богатой буржуазной семье, потому-то ему и удалось получить университетское образование. Он был верноподдайнейший монархист и набожный церковник. Отец Ленина не мог быть «педагогом-демократом», ибо таких людей не производили в чины гражданских генералов. В «Табеле о рангах», которое ввел Петр Великий в 1722г., отец Ленина числился в IV классе: «Действительный статский советник», что соответствовало военным чинам сухопутных войск: «Генерал-майор», военно-морских сил: «Контр-адмирал». Это вам не гоголевский Акакий Акакиевич. Отец Ленина был главой учебного округа, а отец А.Керенского, всего лишь директором гимназии, в которой учился Володя Ульянов. Почему же молчали о том, что его папа Илья Николаевич получил по службе все награды и ордена, какими только располагала царская Россия. В их числе был и высший орден Святого Владимира третьей степени, благодаря чему он стал потомственным дворянином. Сам Ленин в студенческие годы придавал значение титулу своего отца в прошениях, подаваемых на имя начальства. Даже в эмиграции в Женеве, в своем входном билете в Публичную читальню Ленин написал: «V.Oulianoff – gentilhomme russe» – «русский дворянин». В этом ничего нет позорного, но зачем это скрыли от народа?

   С биографией матери Ленина еще интересней. Да, она родилась в семье врача, но какого? Её отец был врачом в Петербурге при полицейском участке. Выйдя в отставку, купил имение на Волге с крепостными крестьянами. Ими владела его дочь – мама Володи. Только вот строжайшая тайна окружала в СССР её отца (дедушку В.И.Ленина). он был родом из местечка Староконстантинов Волынской губернии. Вместе с братом он приехал в Петербург поступать в Медико-хирургическую академию. Но на их пути встал закон, запрещающий принимать евреев в государственные учебные заведения. Это и сподвигнуло братьев перейти в Православие. В июле 1820г. Израиль Бланк стал Александром и, взяв в жены Анну Гроссшопф, стал отцом Марии Александровны, матери В.И.Ленина. вышел он в отставку статским советником (чин V класса в «Табеле о рангах»).

   Словом, семья Ульяновных была по нынешним понятиям «крутая». Но вот старший брат Ленина стал террористом. «Народовольцы» хотели убить государя Александра III Миротворца. Заговор не удался. Александра Ульянова с коллегами казнили, хотя царь дал слово помиловать сына, если он подаст прошение о помиловании. На свидании, мать тщетно его уговаривала, но он гордо отказался. И был повешен. Казнь брата вошла в сознание Володи психологическим потрясением. Вот тогда-то из Ульянова родился Ленин, который страшно отомстил Романовым за своего брата-идола. Кстати, царь сдержал своё слово и избавил сотоварища А.Ульянова Б.Пилсудского от виселицы. Впоследствии тот стал видным ученым-этнографом. А его младший брат Юзеф, помогавший брату, как несовершеннолетний (ему исполнилось 20 лет), прошел свидетелем и был административно выслан на 5 лет в г.Киренск, уездный город Иркутской губернии (по нынешнему районный). Таковы были «университеты» будущего диктатора Польши!

  

   «Плод измышлений? Нет!»

     М.Касминов в своей книге пишет: «Мытарства Романовых, расписываемые на Западе, – плод измышлений… Из лучшей в городе столовой заключенным доставлялись обеды обычно из нескольких блюд. Мясные супы, жаркое, котлеты, компоты и т.д. Когда в мае столовую на несколько дней закрыли, обслуживала Романовых кухня екатеринбургской партийной коммуны… Идиллия, да и только! Но свидетельства камердинера Чемодурова, одного из узников Ипатьевского дома в Екатеринбурге. Он заболел, был отправлен в тюремную больницу. Благодаря чему он чудом спасся от смерти. О нем в суматохе забыли!

   Кормили ужасно. Утром спитый чай без сахара с вчерашним черным хлебом. Обед: жидкий суп и «котлеты», где мяса почти не было. Во время еды и всё время по комнате ходила стража. Охрана лезла своими грязными руками в блюда и вытаскивали оттуда себе лучшие куски. Они опирались на стул императрицы, толкали её и государя. Громко вели похабные разговоры. Часто орали во всё горло революционные песни и выкрикивали непристойны слова. Всё делалось нарочно, чтобы довести несчастных до отчаяния. В короткое время дом стал ужасно грязным: стража плевала, бросала окурки и съестные объедки на пол.

   Чемодуров рассказал П.Жильяру, учителю сына Николая II, Алексея, как комиссар Авдеев во время обеда сидел в фураже, без кителя и курил папирому. Когда подавали битки, он взял свою тарелку и протянул руку между Государем и государыней и стал накладывать себе битки. Потом согнул руку и ударил Императора по лицу.

   С.Гиббс, учитель английского языка царских детей показал: «Чемодуров мне говорил, что здесь (в Екатеринбурге), им было плохо; с ними обращались шрубо. Он говорил, что на Пасху у них был маленький кулич и пасха. Комиссар пришел, отрезал себе большие куски и съел»…

   П.Жильяр рассказал следователю Н.Соколову со слов Чемодурова, что охранники издевались над молодыми княжнами. Если они шли в туалет, за ними шел красноармеец и заводил с девушками «шутливые» разговоры, вроде: Куда они идут и зачем? Он оставался у двери туалета до тех пор, пока девушки не выходили оттуда.

   Камердинер Седнёв и дядька царевича Алексея Нагорный рассказывали… – Охранники начали воровать … стали таскать белье, обувь. Царь не вытерпел и вспылил: сделал замечание, ему в грубой форме ответили… Само обращение с узниками вообще было грубое… режим в доме Ипатьева ужасным. Сначала, например, на прогулки давали 20 минут времени, а потом стали все уменьшать и довели до 5 минут. Наследник был болен… По вечерам княжон заставляли играть на пианино…

   Свидетельства очевидцев наглядно опровергают умилительную идиллию Марка Касвинова… Что же давало силы несчастным в этом аду?! Ведь это не «проклятая»  царская тюрьма, в которой большевики писали свои трактаты, получали передачи от родных, коллег по партии, бежали из ссылок за границу…  »

    

   Укрепленный верой

     Царская семья, несмотря на все ужасы, сохранила удивительную веру в Бога. Охранник Якимов рассказал на следствии: «Они иногда пели. Мне приходилось слышать духовные песнопения. Пели они Херувимскую песнь… »

   Стражники орали похабные песни, а в ответ им неслась Херувимская; они выкрикивали непристойные слова, а им вторили духовные песнопения… Удивительная кротость, смирение царской семьи возбуждали у красноармейцев поначалу сомнения, затем раскаяние, а потом и жалость. За что они страдают? Непристойные песни и слова слышались все реже, а потом стихли…

   Из Дневников императора Николая II можно узнать о том, что он читал Библию, Евангелие, иногда большевики разрешали проводить богослужения…

   14 июля во время богослужения произошло событие, которое явно указывало на трагический финал. Отец Сторожев рассказывал: «По чину обедницы положено в определенном месте прочесть молитву «Со святыми упокой» почему-то на этот раз дьякон вместо прочтения запел эту молитву, стал петь и я… но едва мы запели, как я услышал, что стоявшие позади меня члены Семьи Романовых опустились на колени… Когда я выходил и шел очень близко от бывших Великих княжон, мине послышалось едва уловимое слово: «Благодарю» – не думаю, чтобы мне это только показалось».

  

   Выбор доктора Боткина.

     21 июня в доме Ипатьева был новый комендант Янкель Хаимович Юровский (Советские историки называют его Яковом Михайловичем; основанием для этого служит то, что он в Берлине из изменил вере отцов и принял лютеранство… Но суть-то осталось!)  Внутри дома появились новые часовые – латыши…

   В немецком журнале «7TAGE» в августе 1956г. были напечатаны показания бывшего австрийского военнопленного, члена Уральского Областного Исполнительного Комитета И.Л.Мейера, (К его показаниям «некоторые историки» относятся недоверчиво. Можно лишь догадываться, что они выполняют «социальный заказ» также как и М.Касвинов и прочие подобные ему).

   Мейер рассказывает о некоем Александре Мебиусе, который сыграл большую роль в убийстве царской семьи. 9 июля Мейер встретился с Мебиусом в доме советов там находились А.Белобородов (в действительности Сейсбарт) и зам. Мебиуса Маклаванский. Вся эта группа поехала к «дому особого назначения», чтобы посмотреть семью Романовых… После встречи с ними Мебиус сказал: «К этим людям иметь сострадание – значило быб быть действительно не в своем месте. – Оставим их жить еще несколько дней, – сказал Белобородов-Сейсбарт. – Я думал о больном наследнике. Но прежде всего о слугах и враче, который так смело заступался за своего пациента, – показывает Мейер…» Мебиум предложил еще раз пригласить к ним в революционный штаб доктора Евгения Боткина. Мейер вспоминает, что на все попытки убедить доктора покинуть семью Романовых оказались безуспешными. – Доктор Боткин сидел несколько минут молча. Комиссары уже считали, что он передумает. Но вдруг облик доктора изменился. Он приподнялся и сказал: «Меня радует, что есть еще люди, которые озабочены моей личной судьбой. Я вас благодарю за то, что вы мне идете навстречу… Но помогите этой несчастной Семье! Вы сделаете хорошее дело. Там в том доме цветут великие души России, которые облиты грязью политиков. Я благодарб вас, господа, но я остаюсь с ЦАРЁМ!»

  

   И развёрзся ад!

     В конце июня – начале июля Шая Исаакиевич Голощекин – уральский областной военный комиссар был в Москве. Он остановился в Кремле на квартире у своего близкого друга Янкеля Мойшевича (Якова Михайловича – советских идеологов) Свердлова. 14 июля Голощекин в Екатеринбурге делал доклад о своей поездке в Москву. Тогда-же был решен вопрос о «ликвидации Романовых».

   Не буду подробно останавливаться на сцене убийства. Это была кровавая бойня. В 11 человек было выпущено более 70 пуль. Раненых добивали штыками. Цесаревич Алексей и три его сестры, девушка Демидова и доктор Боткин не сразу были убиты. Палачи их потом пристреливали. «Странно живучий мальчик», как выразился убийца о Алексее, он с пола протягивал руку, стараясь защититься от пуль, а палач в ярости стрелял и стрелял в него.

   Из показаний охранника Стрекотина стало известно, что когда клали тела на носилки, чтобы выносить их из комнаты, одна из дочерей Николая II закричала и закрыла лицо рукой. Живыми оказались и другие. Ужас охватил палачей. Они думали, что само небо против них. Бывший грабитель, затем каторжник, а при большевиках военный комиссар Петр Ермаков выхватил у одного из охранников винтовку со штыком и стал всех их колоть…

   Стрекотин говорит, что это был самый ужасный момент смерти мучеников. Они долго не умирали, корчились, кричали, стонали. Особенно тяжело умирала Демидова. Ермаков ударами штыка исколол ей всю грудь, с такой силой, что штык втыкался в пол комнаты…

   Организаторы убийства, по их мнению, весьма постарались скрыть его следы. «За каждым нашим промахом следит Европа», – говорил Ленин. Но исполнители-выродки проговаривались, хвастаясь своими «подвигами». Так, перед сожжением тел мучеников их раздевали. Какие гнусности были совершены над телами шести женщин можно лишь догадываться… один их этих негодяев потом хвастался, что он может умереть в мире потому, что он тискал Императрицу… В 1964г. был еще жив один из подонков чекист Родзинский. Он вспоминал, как с интересом рассматривал нагое тело Императора и удивлялся по поводу хорошего развития его мышц, торса, живота и рук…

   Вместе с Николаем II и его супругой Александрой Феодоровной, их детьми дочерьми Ольгой, Татьяной, Марией, Анастасией, и сыном Алексеем были убиты и их верные слуги: они до конца остались верны ДОЛГУ!

   Е.С.Боткин – врач; А.С.Демидова «комнатная девушка»; А.Е.Трупп – камердинер; И.М.Харитонов – повар.

   А вот имена их палачей: Янкель Юровский; Лионс Хорват; Анзельм Фишер; Изидор Эдельштейн; Эмил Фекете; Виктор Гринфельд; Андреас Вергази; Имре Надь; Павел Медведев; Григорий Никулин; Петр Ермаков… В отношении лиц расстрельной команды (русскоязычной), имеются некоторые расхождения.

  

   «Но есть и Божий суд… он ждет…»

     Прав Лермонтов. В 1938г. 9 февраля А.Блобородов (Сейбарт), был расстрелян за контрреволюционную троцкистскую террористическую деятельность… Ш. Голощекин был арестован перед войной и расстрелян 28 октября 1941г. С.Ваганов не успел сбежать из Екатеринбурга и прятался у себя в погребе. Его нашли рабочие и тут же на месте убили. П.Медведев умер от сыпного тифа 25 марта 1919г. в плену у белогвардейцев. Он лежал в госпитале, где его и допросили. 27 он был похоронен, а девятью днями раньше предстал перед судом Всевышнего. Я.Свердлов – соучастник В.Ульянова-Ленина в организации убийства. Мы не будем приводить высказывания о нем его бывших единомышленников, Красина, Нагловского, политиков:Плеханова, Кропоткина, писателей Бунина, Куприна, Шульгина и многих других… скажем лишь, что несмотря на перемены часть из них до сих пор в купюрах «звучат они крайне резко» — видите-ли! Но ведь именно таковы были реалии и умонастроение тех лет. Тем более, что и у нас, потомков, остается право на свои комментарии и сказанному людьми оставивши немалый след в отечественной истории и литературе.

   А о смерти Я.Свердлова в зарубежных изданиях бытует версия, что он, в свои 35 лет умер не совсем натуральной смертью. Помяли его рабочие, чем-то стукнули на одном из митингов и отдал он Богу или Дьяволу свою грешную душу. Пришло праведное возмездие и П. Войкову – советскому полпреду в Варшаве. Перстень с кровавым рубином, который он снял с пальца одной из жертв после расстрела не принес ему счастья. На вокзале в Варшаве он был убит несколькими выстрелами из револьвера. Это сделал русский юноша, гимназист Коверда. На суде он показал, что действовал единолично, дабы покарать одного из убийц царской семьи.

   В моей статье могут обратить внимание на обилие еврейских фамилий участников кровавой драмы. Чтож, пусть ответит один из лидеров мирового сионизма Зеев Жаботинский (1880-1940гг). В статье «Еврейская революция» он объяснял наличие в России значительного числа евреев-революционистов , или, как он выражался «преизобилие евреев в рядах крамолы», особым «национальным настроением» боровшегося за «равноправие» еврейского народа, таким настроением, благодаря которому из народа «должен был выделиться известный процент революционеров». Чтобы получить права, нужна была революция, но, как он писал Жаботинский, революции не было. Надо было вызвать её. И эту роль взяли на себя евреи. Они – легко воспламеняющийся материал, они – грибок фермента, который был призван возбудить брожение в огромной, тяжелой на подъем России.

   Вызвали! Возбудили! До сих пор пожинаем плоды!..

   Царственный мученики и их верные слуги канонизированы Русской Православной Церковью, и это ПОКАЯНИЕ ЗА ГРЕХ ЦАРЕУБИЙСТВА! Нет людей проживших свою жизнь без греха. «Если кто из вас без греха, первый брось… камень» (Ин. 8.7).

  

   Пресс служба партии СПАС

  

Posted in

Добавить комментарий


Notice: ob_end_flush(): failed to send buffer of zlib output compression (1) in /home/upavl164/public_html/wp-includes/functions.php on line 5107

Notice: ob_end_flush(): failed to send buffer of zlib output compression (1) in /home/upavl164/public_html/wp-includes/functions.php on line 5107